Военно-исторический клуб "Служивый"
 
ФОРУМ
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум воено-исторической реконструкции клуба "Служивый" » История » События » Малоярославец (часть 1)
Малоярославец
ScoRpioNДата: Вторник, 09.09.2008, 23:39 | Сообщение # 1
24-й полк
Группа: Администраторы
Сообщений: 107
Репутация: 1
Статус: Offline
Сражение при Малоярославце
Маленькому русскому городку Малоярославцу суждено было сыграть решающую роль в ходе Отечественной войны 1812 года. Здесь в октябре 1812 г. было остановлено продвижение армии Наполеона, следовавшей из Москвы в Калугу. Французский император, потерявший надежду на заключение мира с Россией, хотел, оставив Москву, отступить в Смоленск, где находилась важная тыловая база французов. Но он собирался отступать не по разоренной Можайской дороге, а через нетронутые еще войной области, лежащие к юго-востоку от древней русской столицы. Он планировал с главными силами своей армии выйти из Москвы по Старой Калужской дороге, а затем перейти на Новую Калужскую дорогу и следовать через Боровск и Малоярославец на Калугу. Из Калуги, где, как было известно Наполеону, находились богатые склады продовольствия, собранного для русских войск, французский полководец намеревался повернуть на северо-восток и идти к Смоленску. Для осуществления этого замысла Наполеону необходимо было скрыть свой маневр от русского командования, так, чтобы армия Кутузова, расположенная в Тарутинском лагере, оставалась там как можно дольше и не успела преградить французам путь в Калугу. 7(19) октября 1812 г. армия императора Наполеона выступила из Москвы по Старой Калужской дороге. В авангарде двигались 4-й армейский и 3-й кавалерийский корпуса Великой армии. Начальником этого авангарда был принц Евгений-Наполеон Богарнэ, 31-летний пасынок французского императора.1 9(21) октября 1812 г. авангард Богарнэ прибыл в село Фоминское. В это время недалеко от Фоминского находились русские летучие отряды под командой шефа Изюмского гусарского полка генерал-майора И.С. Дорохова и капитанов артиллерии А.Н. Сеславина и А.С. Фигнера. Не зная точной численности и цели появления здесь французских войск, генерал Дорохов оставил для наблюдения за противником конницу своего отряда, а сам с пехотой отступил на 8,5 километров от Фоминского к деревне Коряково. Докладывая о выступлении авангарда французской армии от Фоминского к деревне Котово, Дорохов сообщил Кутузову, что "сие действие неприятеля может быть предварительным движением целой его армии на Боровск". Получив донесение Дорохова, генерал-фельдмаршал князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов решил поддержать его отряд крупными силами и разбить французские войска, расположенные в районе Фоминского. Проведение этой экспедиции он поручил генералу от инфантерии Дмитрию Сергеевичу Дохтурову, командиру 6-го пехотного корпуса.2 10(22) октября 1812 г. принц Евгений Богарнэ выдвинул авангард своего корпуса, возглавляемый командиром 13-й пехотной дивизии А.-Ж.Дельзоном, по дороге на Боровск. Очистив от мелких русских партий густой лес, тянувшийся вдоль Боровской дороги, у деревни Митяево французы обнаружили главные силы конницы генерала Дорохова и тотчас атаковали их. Конница Дорохова вынуждена был поспешно отступить. К 6 часам вечера генерал Дельзон остановился на ночь в Боровске. Основные силы его расположились лагерем под городом. Боровск, также как и расположенный вблизи него Пафнутьевский монастырь были разграблены французами. Большинство построек в городе сгорело.3 Жители в панике покинули город и бежали частью в окрестные деревни, частью - в Малоярославец, куда принесли известие о наступлении неприятеля. Некоторые отечественные авторы, писавшие о событиях 1812 г. под Малоярославцем (в частности В. Глинка и И. Безсонов), утверждали, будто в тот же вечер 10(22) октября передовые батальоны дивизии Дельзона дошли от Боровска до Малоярославца и хотели захватить последний. Однако местные жители во главе с городничим П.И. Быковым сожгли мост через Лужу, затруднив этим переправу отряда Дельзона. А когда французы пытались построить новую переправу, некий С.И. Беляев, занимавший место повытчика малоярославецкого нижнего земского суда, по собственной инициативе спустил воду в мельничной плотине, вследствие чего французские понтоны были снесены потоком, а левый берег Лужи временно затоплен. Увы, эта версия не подтверждается фактами.4 Документы, в частности рапорт генерала Дельзона, свидетельствуют, что 10(22) октября 1812 г. французы дошли только до Боровска и под Малоярославцем появились лишь на следующий день. В то время погода испортилась: дождь размыл дороги. Поэтому движение французских войск и обозов, которым, к тому же, часто приходилось переправляться по узким и непрочным мосткам через многочисленные ручьи и речушки, было сильно затруднено. Пока авангард французской армии двигался к Боровску, а главные ее силы сосредоточивались у Фоминского, русские войска начали задуманную накануне экспедицию. Отряд генерала Дохтурова выступил из Тарутинского лагеря утром 10(22) октября и, после трудного марша по плохой проселочной дороге, под мелким осенним дождем, прибыл к вечеру в село Аристово, где и расположился на ночлег. Вскоре после этого в Аристово пришло известие, переменившее намерение Дохтурова атаковать французов у с. Фоминского. К авангарду Дорохова прискакал капитан А.Н. Сеславин, который донес, что его партизаны, укрывшись в лесу не доходя 4 версты до Фоминского, обнаружили крупные силы французских войск, в том числе самого Наполеона с гвардией. Пропустив их мимо своего отряда, Сеславин захватил в плен несколько отсталых солдат и одного из них привез с собой к Дорохову. Пленный дал ценные показания, сообщив, в частности, что Москва оставлена французами, и Наполеон, чья главная квартира завтра будет переведена в Боровск, намерен идти со своей армией к Малоярославцу. Эта важнейшая информация была немедленно передана в Аристово, и в 21 час. 30 минут генерал Дохтуров отправил Кутузову соответствующее донесение. Открытие Сеславина решающим образом повлияло на весь ход дальнейших боевых действий. "Если бы партизан Сеславин, - писал в своих "Записках" генерал Ермолов, - не мог предупредить заблаговременно, 6-й пехотный корпус и прочие с ним войска при атаке села Фоминского понесли бы неизбежно сильное поражение, и был бы Малоярославец беспрепятственно занят неприятелем". Дохтуров отказался от нападения на Фоминское и остался на ночь в Аристове. У него не было времени дожидаться ответа из Главной квартиры на свое донесение, поскольку французы могли в этом случае опередить русских в Малоярославце. Поэтому он принял предложение генерал-майора Ермолова с рассветом двинуться как можно быстрее к Малоярославцу. В то же время, желая лучше узнать о силах и намерениях противника, Дохтуров выслал в сторону Боровска 1-й кавалерийский корпус генерал-майора барона Е.И. Меллера-Закомельского. Вместе с этой конницей отправился и генерал-майор А.П. Ермолов, впоследствии описавший ее действия 11(23) октября в своих "Записках". "Туманно было утро, - вспоминал Алексей Петрович, - и не рано начали проясняться предметы. Мы увидели Боровск, окрестности его, занятые войсками и артиллерию в больших силах; часть пехоты, вышедшую из города по почтовой дороге; по речке Протве во многих местах конные пикеты, которые тотчас сбиты, но подкрепленные скрытыми в лесу резервами, усилили перестрелку. Генерал барон Меллер, хотя и не желал для краткости дня завязать дело, принужден был однако же послать часть войск и половину артиллерийской роты. Проскакавши с версту молодым березником, еще сохранившим лист, представилась нам невдалеке почтовая из Боровска дорога и на ней бивак армии итальянского вице-короля Евгения и французский корпус маршала Даву. Не теряя времени возвратились мы на левый берег речки Протвы". Авангард 4-го армейского корпуса, возглавляемый генералом Дельзоном, выступил в 11 часов утра 11(23) октября из Боровска на Малоярославец. Сделав переход в 21 километр, передовые части Дельзона около 6-ти часов вечера прибыли к Малоярославцу. Местоположение Малоярославца на крутом правом, изрезанном глубокими оврагами берегу реки Лужи удобно для обороны. По дну одного из оврагов протекает впадающая в Лужу речка Ярославка, отделяя основную часть города от его восточного предместья - бывшей Спасской слободы. Низменный левый берег Лужи с обширным заливным (Медвежьим) лугом прекрасно просматривается со стороны города. Километрах в двух к северу от Малоярославца местность возвышается, образуя так называемую Бунину гору. В то время Малоярославец был маленьким провинциальным городком, население которого насчитывало всего около 1500 человек. В городе имелось только 232 дома, в подавляющем большинстве деревянных, 3 каменных и 2 деревянных церкви и Николаевский Черноостровский монастырь. Население занималось, в основном, огородничеством, садоводством и мелкой торговлей. Дорога из Боровска, спускаясь с Буниной горы на луг, подходила сначала к мельничной плотине, располагавшейся выше Малоярославца. Затем, обогнув болотистое место, проходила на правый берег Лужи по деревянному мосту ниже Городища. Поднявшись мимо монастыря в верхнюю часть города, пересекала его и шла дальше на юго-запад, в сторону Калуги. Кроме почтового тракта, связывавшего Малоярославец с Москвой и Калугой, от него отходило несколько проселочных путей, в том числе дороги на Медынь, Серпухов и Леташевку. Когда передовые французские части приблизились к Малоярославцу, они обнаружили мост через Лужу разрушенным. Жители города еще накануне были извещены от беженцев о занятии Боровска неприятелем. Городские власти после 9-ти часов утра 11 (23)октября уехали из Малоярославца. Предварительно по приказу городничего был разобран настил моста через Лужу, чтобы затруднить французам переправу на ее правый берег. Охваченное паникой население поспешно покинуло город. Разрушение моста через Лужу не помешало французам перейти реку и занять Малоярославец. Для этого они использовали мельничную плотину, находившуюся выше моста. По приказу генерала Дельзона солдаты приступили к восстановлению разобранного моста, а два батальона по узкой плотине переправились на правый берег Лужи и вступили в пустой город. Эти два батальона разместились на ночлег в верхней части Малоярославца, заняв Калужскую заставу и выставив посты на дорогах, выходящих из города. Шесть других батальонов 1-й бригады своей дивизии генерал Дельзон оставил ночевать на левом берегу Лужи, на лугу. Восемь батальонов 2-й бригады 13-й пехотной дивизии остановились в двух километрах позади передовых частей, разбив свой бивак на Буниной горе, у Боровской дороги. Кавалерия французского авангарда также разместилась сзади, чтобы поддерживать связь отряда Дельзона с остальными войсками Богарнэ. Сам принц Евгений со своим штабом и итальянской гвардией заночевал в селе Уваровском. Такая дислокация авангарда наполеоновской армии объяснялась не только отсутствием хорошей переправы через Лужу, но и неопределенностью обстановки. Наполеон 11(23)октября прибыл с гвардией и 1-м армейским корпусом маршала Л.-Н. Даву в Боровск и провел весь вечер в разъездах, осматривая окрестности. Замеченная вблизи города неприятельская кавалерия заставила французского императора предположить, что русские крупными силами собираются атаковать его войска, собранные у Боровска. Опасаясь этого, он не хотел слишком далеко отдалять от Боровска корпус вице-короля. "Я буду рад, если генерал Дельзон захватит этот городок - написал Наполеон принцу Евгению Богарнэ вечером этого дня, и тут же добавил: "Вы можете дать ему (Дельзону) инструкцию, что когда он услышит сильную канонаду, он должен будет возвратиться, чтобы принять участие в сражении". Однако в том случае, если сражение не произойдет, Малоярославец надо было удерживать. Тем временем, русский главнокомандующий, получив донесение Дохтурова, отправленное из Аристова, а также рапорт генерала от инфантерии М.А. Милорадовича, командовавшего русским авангардом на Старой Калужской дороге, понял, что Наполеон оставил Москву и пошел на Калугу через Малоярославец. Он отправил Дохтурову приказание идти к Малоярославцу, которое впрочем, было уже запоздалым, так как тот еще раньше двинулся к этому пункту, а сам стал готовить армию к выступлению. Уже вечером 11(23) октября главные силы Кутузова покинули Тарутинский лагерь и направились к с. Спас-Загорью, и далее - к Малоярославцу. Первыми на помощь отряду Дохтурова были отправлены казачьи полки донского атамана М.И. Платова. Поздно вечером того же дня прибыв в Спас-Загорье, они переправились через Протву вброд и, опередив остальные войска, еще ночью подошли к Малоярославцу. Под утро 12(24) октября к корпусу Дохтурова присоединились 1-й кавалерийский корпус барона Меллера-Закомельского, летучий отряд Дорохова и партия Сеславина, прибывшие от Боровска. Французские батальоны, ночевавшие в оставленном жителями Малоярославце, еще спали, когда мимо города в темноте проследовали казачьи полки под командой М.И. Платова. Эти казаки расположились затем вдоль правого берега Лужи северо-западнее Малоярославца, между селом Карижа и сельцом Панским. Генерал Дохтуров, чьи войска в 2 часа утра 12(24) октября переправились через Протву у Спас-Загорья и с максимальной скоростью шли к Малоярославцу, узнал, что французы занимают последний незначительными силами. Остановив свою колонну в трех километрах от города, он выслал для его захвата егерей из отряда генерал-майора И. С. Дорохова. Для атаки города, занятого, как уже было сказано, двумя батальонами французской пехоты , Дохтуров назначил 33-й егерский полк полковника А.И. Бистрома 2-го, поддерживаемый 6-м егерским полком. 33-й полк насчитывал, вместе с офицерами, 1012 человек. В предрассветных сумерках полковник Бистром, которого солдаты на русский манер называли Быстровым, бросился со своим полком в Малоярославец. Французские часовые, обнаружив наступление русских егерей, подняли тревогу, и оба батальона, находившиеся в городе, успели приготовиться к бою. Они имели в строю всего 500-600 штыков, то есть в полтора-два раза меньше, чем атаковавший их русский полк. Около 5 часов утра батальон 33-го егерского полка ворвался в город и стремительным ударом в штыки опрокинул колонну французской пехоты. Егеря Бистрома оттеснили неприятеля до нижней части Малоярославца, но не смогли полностью овладеть городом. Остановив русских у ворот монастыря, французы удержали в своих руках важный плацдарм и обеспечили переправу подкреплений. По набросанным на мост кладкам на правый берег Лужи перешли еще 6 батальонов французской пехоты, и были перевезены 2 орудия. Теперь в городе собралась вся 2-я бригада дивизии Дельзона, во главе с бригадным генералом Л.Бертраном де Сиврэ. Получив численный перевес, французы оттеснили егерей полковника Бистрома на окраину Малоярославца. Однако на помощь 33-му полку пришел 6-й егерский полк под командой полковника А.С. Глебова 1-го. 6-й егерский полк атаковал французов с такой отвагой, что заставил их отступить до самого Городища. Но неприятель вновь сохранил способность вводить в город войска. В это время к Малоярославцу подошли главные силы Дохтурова. 6-й пехотный корпус образовал центр и левое крыло, расположившись по обеим сторонам Калужской дороги (на Марьинских и Терентьевских полях). На правом фланге, отделенном от центра почти на 1,5 километра, находилась пехота отряда генерал-майора И. С. Дорохова, часть которой уже вела бой в городе. Командование пехотными частями, сражавшимися в Малоярославце было поручено генерал-майору А. П. Ермолову. Понимая важность удержания Малоярославца до подхода основных сил армии Кутузова, в 6 часов утра генерал Дохтуров направил в город 19-й егерский полк во главе с полковником Н.В. Вуичем 1-м. Вместе с офицерами и солдатами 19-го егерского полка в бою за Малоярославец принял активное участие его полковой священник - отец Василий Васильковский, который с крестом в руке воодушевлял идущих в атаку егерей. За отличие в сражении 12(24) октября 1812 г. он был награжден орденом святого Георгия 4-й степени, став первым священником, получившим подобную награду. В представлении его к этому ордену сказано, что отец Василий "шел впереди полка и примером своего мужества поощрял воинов к быстрому поражению неприятеля, причем он получил рану в голову". Большую помощь защитникам города оказала русская конная артиллерия. На правом фланге 1-я конно-гвардейская батарея (8 орудий) под командой полковника П.А. Козена выдвинулась на высоту правого берега Лужи, откуда открыла меткий огонь по еще не вполне восстановленному французами мосту. В то же время конная рота № 7-го, действовавшая во главе со своим отважным командиром, полковником А.П. Никитиным, на левом фланге, заняла выгодную позицию на городском (Бессоновском) кладбище. С этого места ее орудия также могли обстреливать мост через Лужу, нанося большой урон находившимся там французским войскам. Принц Евгений Богарнэ, который провел ночь в Уваровском, выехал на рассвете к Малоярославцу, эскортируемый пятью конными ротами Почетной гвардии, а также итальянскими драгунами полков гвардейского и Королевы. Войска 4-го корпуса Великой армии готовились тронуться по боровской дороге на Малоярославец, когда впереди послышались звуки канонады. 14-я и 15-я пехотные дивизии 4-го корпуса, королевская итальянская гвардия и кавалерия Орнано получили приказание как можно скорее следовать на помощь дивизии Дельзона. Не доезжая Малоярославца, когда Богарнэ спустился с Буниной горы к реке Луже, к нему подъехал с рапортом генерал А.-Ж. Дельзон. В это время на правом берегу Лужи действовала только 2-я бригада дивизии Дельзона, сохранившая в своих руках городище, Николаевский монастырь и расположенный напротив последнего, на другой стороне оврага, по которому проходила боровская дорога, почтовый дом. Однако, 92-й и 106-й линейные пехотные полки уже истекали кровью, неся тяжелые потери от огня русской артиллерии, занимавшей выгодное расположение на высотах. Генерал Дельзон хотел поддержать их батальонами своей 1-й бригады, однако принц Евгений Богарнэ счел это решение преждевременным, так как свежие дивизии, спешившие на подмогу, находились еще слишком далеко. Тем временем на помощь русским егерям, сражавшимся в Малоярославце, пришел батальон Вильманстрандского пехотного полка. Численность русской пехоты, сражавшейся в Малоярославце, превысила теперь 4000 человек. Французской бригаде генерала Бертрана де Сиврэ, имевшей вдвое меньше бойцов, было все труднее выдерживать натиск егерей полковника Вуича и огонь русской артиллерии, стрелявшей с возвышенных позиций. Наконец, принц Евгений Богарнэ решил, что настал момент поддержать части, находившиеся в городе. Около 8-ми часов утра он разрешил генералу Дельзону переправить на правую сторону Лужи 1-ю бригаду 13-й пехотной дивизии. Эта бригада, которой командовал генерал Ж.Серран, ночевала в двух километрах от Малоярославца и с началом боя была придвинута к городу, но не переходила за реку, оставаясь в резерве. Теперь настал ее черед. В состав бригады, наряду с 8-м лёгким и 1-м хорватским пехотными полками, входил знаменитый 84-й линейный полк - единственный во французской армии, имевший на древке своего знамени (ниже подставки "орла") особую пластинку с надписью "Un contre dix" ("один против десяти"). Этот девиз полк получил от императора Наполеона за бой в Санкт-Леонарде (предместье города Граца) 25 и 26 июня (нового стиля) 1809 г., в котором два его батальона (около 1300 штыков) с успехом сражались против 10000 австрийцев. Дивизионный генерал Дельзон лично повел 1-ю бригаду своей дивизии в бой. Перейдя по мосту через Лужу, ее батальоны поднялись по к Николаевскому монастырю, а затем продвинулись по Боровской улице до Соборной площади. Очистив ее от русской пехоты, французы вышли к Калужской заставе и захватили всю западную часть Малоярославца. В то же время 1-я бригада дивизии Дельзона, взобравшись по глубокому оврагу, отделявшему Спасскую слободу от остального города, выбила егерей полковника Бистрома из восточного предместья и прилегающих к нему садов. На подкрепление сражавшихся в городе русских частей был направлен 11-й егерский полк из 7-й пехотной дивизии. Под звуки егерских рожков, с дружным криком "ура" русские ударили на французов. Упорная схватка происходила на западной окраине города, у калужской заставы. Французский генерал Алексис-Жозеф Дельзон, размахивая шпагой, воодушевлял своих солдат, когда русские стрелки, укрывшиеся за стеной кладбища, обрушили на французов град пуль. Три пули попали в Дельзона, причем одна из них сразила его наповал. Начальник батальона Жан-Батист Антуан Жеро Дельзон, 25-летний брат генерала, с 1808 г. состоявший при нем адъютантом, бросился к убитому, чтобы поднять его тело, но при этом сам был поражен русской пулей, пробившей ему грудь. От этой раны он и умер на шестой день после сражения (18(30) октября 1812 г.). Гибель Дельзона поколебала ряды французов. Дрогнув, они отступили от калужской заставы и центральной площади к Черноостровскому монастырю. Группы французских солдат, не выдержав огня и штыкового удара русской пехоты, бежали до самой реки. Однако городище и часть Спасской слободы остались по-прежнему в руках неприятеля. Евгений Богарнэ, узнав о смерти Дельзона, поручил начальнику штаба 4-го корпуса бригадному генералу А.-Ш. Гийемино возглавить 13-ю пехотную дивизию и, приведя ее расстроенные части в порядок, восстановить положение. Гийемино, пользовавшийся заслуженной репутацией храброго и талантливого воина, с честью выполнил приказание вице-короля. Чтобы продержаться до подхода других дивизий корпуса Богарнэ, он приказал нескольким гренадерским ротам закрепиться в Николаевском монастыре, а также в двух каменных домах, расположенных недалеко от монастырских ворот. Кроме того, французские стрелки заняли деревянную церковь, стоявшую на Спасской горе. Эти постройки, господствующие над оврагами были приведены в оборонительное состояние. По замыслу генерала Гийемино, французские отборные роты, укрывшись за их прочными стенами, должны были оставаться там даже в случае отхода к реке всей 13-й дивизии и обстреливать с тыла русские войска, пытающиеся ее преследовать. "События вскоре показали, - пишет итальянский офицер Чезаре де Ложье, - разумность и полезность этого распоряжения. Всякий раз, когда русские переходили за эти передовые посты, они обстреливались сзади, бежали в беспорядке, и наши опять возобновляли наступление, чтобы отбросить их окончательно". Огонь русских батарей сильно досаждал французской пехоте, нанося ей тяжелый урон. Для противодействия этим орудиям на левом низменном берегу Лужи были поставлены две полевые батареи 13-й пехотной дивизии. В свою очередь, генерал Ермолов получил от Дохтурова еще одну роту тяжелой артиллерии (32-ю батарейную подполковника Ф.И. Беллинсгаузена), большая часть которой разместилась западнее Малоярославца на холме, с которого хорошо простреливался мост через Лужу, а также мельничная плотина. Пока происходили все вышеописанные действия, император Наполеон, ночевавший в Боровске, утром 12 октября покинул этот город вместе с Главной квартирой Великой армии и направился к Малоярославцу, еще не подозревая о начавшемся сражении. Заслышав гул артиллерийской канонады, Наполеон вскочил на коня и поскакал в сторону Малоярославца. По дороге он встретил офицера, посланного вице-королем с сообщением о нападении русских на этот город. Узнав, что принц Евгений считает дело серьезным, император отправил к нему своего ординарца капитана Г. Гурго. Последний должен был передать вице-королю приказание удерживать Малоярославец и известить его, что на подкрепление 4-го корпуса идут другие французские войска. Одновременно Наполеон распорядился, чтобы колонны 1-го армейского корпуса (маршала Даву), шедшие по Боровской дороге впереди остальных, ускорили свое движение к Малоярославцу. Оставив свою Главную квартиру и экипажи в деревне Городня (в 12 километрах от Малоярославца), император поехал вперед и в 11 часов прибыл на Бунину гору, с которой ему открылся вид на город. Отсюда он в подзорную трубу наблюдал за ходом сражения. По обеим сторонам дороги, недалеко от холма, на котором находился Наполеон, по его распоряжению были поставлены сильные батареи. В это время к Малоярославцу уже подошел весь корпус Богарнэ. Вице-король приказал 14-й пехотной дивизии генерала Жана-Батиста Бруссье поддержать 13-ю дивизию, уже давно сражавшуюся в городе. Около 10 часов 30 минут Бруссье перевел на правый берег Лужи 1-ю бригаду своей дивизии. Под дробный грохот барабанов, сливавшийся с гулом артиллерийской канонады и треском ружейной пальбы, свежие батальоны французской пехоты вступили в город. Воспользовавшись прибытием этих подкреплений, генерал Гийемино собрал под своим командованием обе бригады 13-й пехотной дивизии и перешел в решительное наступление. После упорного боя, развернувшегося на улицах города, в домах, садах и на огородах, французы снова захватили Малоярославец и выдвинулись за его окраины. Когда русские войска были в третий раз выбиты из Малоярославца, генерал-майор Ермолов попросил у Дохтурова подкреплений. Командир 6-го пехотного корпуса тотчас прислал ему бригаду генерал-майора Ф. И. Талызина 1-го из 7-й пехотной дивизии. Первым вступил в дело Либавский полк этой бригады. Солдатам было велено не заряжать ружей и не кричать обычного русского "ура". Батареи, стоявшие близ города, усилили свой огонь по французам, после чего колонна либавцев двинулась вперед в грозном молчании. С барабанным боем и развевающимися знаменами солдаты без выстрела ударили на ближайшую французскую колонну и "истребив оную", гнали неприятельских стрелков до самой реки. Между 11-ю и 12-ю часами Малоярославец был в очередной раз потерян французами, которые, однако, сумели вновь удержать за собой монастырь и городище. Поражаемые пулями французских стрелков, предусмотрительно помещенных Гийемино в каменных домах у монастыря и за его стенами, русские не могли преследовать бегущего к реке неприятеля. Принц Евгений Богарнэ после короткого совещания с генералами Гийемино и Бруссье, приказал им снова захватить город. Около полудня на усиление войск, находившихся в деле, он посылает 2-ю бригаду 14-й пехотной дивизии (9-й и 35-й линейные полки). Эта бригада с энтузиазмом встретила приказание вице-короля. Солдаты вступили в город, многие дома которого были охвачены пламенем пожара. Там, на узких улицах, среди дыма, огня и пороховой гари опять начинается жестокий бой. Колонны французов, предшествуемые массой стрелков, идут вперед, не взирая на потери. Встреченные ружейными залпами и картечью, они все же врываются на Соборную площадь и в четвертый раз овладевают Малоярославцем. Ермолов писал об этой атаке позже: "...Рассеянные по городу полки наши, батареи, атакованные неприятелем, не могли противостоять его стремлению. Ни личный пример генерал-майора Дорохова,4 бросившегося вперед, где он и получил сильную рану, ни усилия полковников Вуича и Никитина не могли остановить преодоленных..." Не медля ни минуты, Ермолов ввел в дело Софийский пехотный полк, до того удерживаемый им в резерве. Как раньше Либавский полк, софийцы также получили приказание атаковать противника без выстрелов и криков "ура", действуя только холодным оружием. Благодаря этой смелой контратаке остальные сражавшиеся в городе егерские полки смогли оправиться и перейти в наступление. В этом удачном для русского оружия эпизоде сражения отличились не только Либавский, Софийский и Вильманстрандский пехотные полки, но также Томский и Полоцкий. Общая численность русской пехоты, действовавшей в Малоярославце около полудня 12 октября 1812 г., достигала 9200 человек. Французы же ввели в дело до 9000 пехотинцев, так что обе стороны имели примерное равенство в живой силе. Выбитые из Малоярославца французские войска пришли в сильное расстройство вследствие понесенных ими потерь. Особенно чувствительными оказались потери командного состава. В 13-й пехотной дивизии были ранены оба бригадных генерала, Бертран де Сиврэ и Серран, а в 14-й дивизии - полковник 18-го легкого полка Л.-М. Госсар. В числе убитых находился полковник 35-го линейного полка Ж.-Б. Пенан (которого заменил майор П. Фижье), а в числе раненых - два батальонных начальника из четырех. Неудача не поколебала решимости французских войск. Их командиры, еще остававшиеся в строю, а также офицеры штаба 4-го корпуса останавливают бегущих, вновь строят их в колонны и ведут на штурм города. Все батальоны дивизий Гийемино и Бруссье брошены теперь в бой, и в 13-м часу дня французы в пятый раз захватили большую часть Малоярославца, включая Соборную площадь. Стрелки 13-й и 14-й дивизий выдвинулись местами за пределы города, но встреченные там артиллерийским и ружейным огнем, а также штыковыми контратаками русских стрелков, отступили под прикрытие городских построек. В этот период боя хорошо проявила себя русская легкая артиллерия, в частности, 12-я легкая рота 7-й артиллерийской бригады. Пользуясь тем, что на окраине Малоярославца еще оставался Вильманстрандский пехотный полк, который удерживал в своих руках улицу, примыкавшую к Соборной площади, генерал-майор А. П. Ермолов приказал ему отбить у неприятеля центр города. Исполняя это приказание, Вильманстрандский полк, к которому затем присоединилась и остальная пехота Ермолова, решительно атаковал французов и очистил от них не только Соборную площадь, но и всю верхнюю часть Малоярославца. Одновременно другие русские батальоны вытеснили противника из Спасской слободы, отбросив его к реке. Вице-король, находившийся со своим штабом недалеко от моста через Лужу, видел, как толпы французских солдат в беспорядке отступают из верхней части города к реке, как сотни раненых покидают поле сражения. Сознавая, что его войска, ведущие тяжелый бой за Малоярославец, нуждаются в подкреплении, он решил ввести в город 15-ю пехотную дивизию генерала Д. Пино. Это была итальянская дивизия, которой с самого начала русской кампании еще ни разу не пришлось участвовать в бою. "Дивизию Пино, которая во все время похода рвалась к бою, желая проявить свою храбрость и мужество, - писал очевидец сражения Эжен Лабом, служивший в 1812 г. в штабе инженерных войск 4-го армейского корпуса, - ухватилась за этот случай и с восторгом подчинилась приказу принца". Колонны солдат итальянской линейной и легкой пехоты устремились одна за другой на правую сторону реки. Полки, собравшие под своими красно-бело-зелеными знаменами храбрейших юношей Северной Италии, перешли мост без выстрела, но с барабанным боем и криками "Да здравствует император". На правом берегу Лужи 15-я пехотная дивизия разделилась. Ее 1-я бригада , которой командовал бригадный генерал Дж.Фонтана, поднялась к Николаевскому монастырю, чтобы поддержать там части 13-й дивизии. 2-я бригада, возглавляемая бригадным генералом Ж.-М. Левье, встала в устье оврага, разделяющего Малоярославец и Спасскую слободу, в готовности подкрепить 14-ю дивизию и зайти в тыл русским колоннам, вытеснившим последнюю из предместья. После короткой передышки обе бригады 15-й дивизии снова двинулись вперед, чтобы полностью овладеть Малоярославцем. Генерал Д. Пино лично повел в атаку 1-ю бригаду своей дивизии, следуя с ней по Боровской улице на центральную площадь города. Здесь, на Соборной площади и прилегающих к ней улицах бой приобрел особенно ожесточенный характер. "Страшная схватка, - пишет об этом моменте сражения Ложье, - завязывается среди пламени, пожирающего постройки. Большая часть падающих раненых сгорели живыми на месте, и их обезображенные трупы представляют ужасное зрелище". Несмотря на яростное сопротивление русской пехоты, бригада Фонтаны захватила площадь и прошла до калужской заставы. Тогда же 2-я бригада 15-й дивизии, поднявшись по оврагу под смертоносным ружейным и картечным огнем, овладела Спасской слободой. Успех этот, однако, дорого стоил храбрым итальянцам. Бригадный генерал Жозеф-Мари Левье был смертельно ранен. Получили ранения и оба полковых командира его бригады, а также пять батальонных командиров из восьми. Еще один начальник батальона был убит. Столь же велики были потери командного состава 1-й бригады итальянской дивизии. Ее командир, бригадный генерал Джакомо Фонтана, и большинство старших офицеров были ранены. Дивизионный генерал граф Доменико Пино получил рану и выбыл из строя. Для поддержки действий французской и итальянской пехоты, сражавшейся в Малоярославце, по приказанию вице-короля на правый берег Лужи было переведено несколько артиллерийских батарей. Теперь сражавшиеся там наполеоновские батальоны получили достаточно сильную огневую поддержку. Малоярославец вновь, уже в шестой раз, оказался захвачен войсками принца Евгения Богарнэ. Оставленная в резерве итальянская королевская гвардия располагалась на левом берегу р. Лужи. Находясь под огнем русских орудий, бьющих с высот правого берега реки, итальянские гвардейцы несли серьезные потери и вынуждены были постоянно менять свою позицию. Особенно досаждал итальянцам огонь батареи, стрелявшей с гребня холма, расположенного к западу от города, вблизи дороги на Карижу. Чтобы как-то ослабить ее действие, вице-король приказал поставить против нее, на левой стороне реки 6 орудий итальянской гвардейской конно-артиллерийской роты. Канониры, обслуживающие эти орудия, показали здесь не только высокое мастерство, но и поразительное мужество: "Совершенно открытые, подставленные под неприятельские удары, вынужденные отвечать снизу вверх, они маневрируют с таким хладнокровием, с такой рассчитанной точностью, что заставляют неприятельскую батарею сперва замолчать, а потом и отступить", - писал Чезаре де Ложье. Вступление в Малоярославец итальянской дивизии дало войскам Евгения Богарнэ численное превосходство над частями Дохтурова, сражавшимися в городе и на его окраинах. Теперь против 9000 русских пехотинцев вице-король имел около 15000 солдат (без учета потерь, понесенных с начала боя). В это время уже недалеко от Малоярославца, на дороге из Спас-Загорья, находился 7-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Н.Н. Раевского, который подошел к полю сражения еще в полдень, однако не вступал в дело, ожидая приказания Кутузова. Лишь около 14 часов 7-й пехотный корпус вступил в сражение. По распоряжению генерала Дохтурова, Раевский принял под свое командование правое крыло и центр боевого порядка русских войск, направив на левый фланг Нижегородский и Орловский полки 26-й пехотной дивизии генерал-майора И. Ф. Паскевича. К тому времени итальянская дивизия Пино уже захватила Малоярославец, выбив из города русских егерей, утомленных многочасовым боем и ослабленных понесенными потерями. Ладожский и Полтавский пехотные полки 7-го корпуса, выстроившись параллельно дороге из Чурикова, ударили в штыки на выдвинувшихся из предместья итальянцев. Наступление увенчалось полным успехом: русские войска овладели не только предместьем, но и всей верхней частью Малоярославца. После того, как Малоярославец в шестой раз был отбит у французов, генерал-лейтенант Раевский укрепил свое правое крыло, поставив к востоку от города, у оврага речки Нечайки сильную батарею из орудий 12-й артиллерийской бригады. Чтобы помочь своей пехоте, против которой действовали уже два русских корпуса, вице-король приказал полку гвардейских пеших егерей перейти по мосту на правый берег Лужи. Это были превосходные солдаты - элита итальянской армии. Возглавляемые полковником О.-А.-К. Перальди, колонны егерей переправились через Лужу и заняли позицию возле церкви Спаса. Командир егерского полка королевской гвардии видел, что русские батальоны продвигаются к мосту, чтобы, захватив его, отрезать франко-итальянские войска, находящиеся в Малоярославце. Тогда Перальди повел 1-й батальон своих егерей в штыковую атаку. Эта часть гвардейцев, за которой последовали и остатки 2-й бригады 15-й дивизии, бросилась вперед и опрокинула все на своем пути. Спасская слобода была снова захвачена, причем итальянские гвардейские егеря прогнали русских за пределы города. Одновременно прочие французские и итальянские части перешли в общее наступление и очистили от русской пехоты весь Малоярославец. Тогда же по приказанию Евгения Богарнэ полк гренадеров и карабинеров итальянской королевской гвардии перешел по мосту на правый берег реки, чтобы служить резервом войскам, действовавшим в городе. Полковник Перальди, вдохновленный своим предыдущим успехом, выдвинулся с обоими батальонами итальянских гвардейских егерей восточнее Спасской слободы и атаковал правое крыло русского боевого порядка. Линия русских стрелк
 
Форум воено-исторической реконструкции клуба "Служивый" » История » События » Малоярославец (часть 1)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Сделать бесплатный сайт с uCoz