Военно-исторический клуб "Служивый"
 
ФОРУМ
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум воено-исторической реконструкции клуба "Служивый" » История » Одежда и вооружение » Иллюстрации стрельцов
Иллюстрации стрельцов
DarenДата: Среда, 30.01.2008, 21:37 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 9
Репутация: 0
Статус: Offline
http://photofile.ru/users/daren_sevstrage/115024356/115843240/#mainImageLink войско московское

http://photofile.ru/users/daren_sevstrage/115024356/115843239/#mainImageLink войско польское

http://photofile.ru/users/daren_sevstrage/115024356/115843241/#breadcr стрелец

http://photofile.ru/users/daren_sevstrage/115024356/115843242/#breadcr боярин

http://photofile.ru/users/daren_sevstrage/115024356/115843243/#breadcr царь с охраной

http://photofile.ru/users/daren_sevstrage/115024356/115843244/#breadcr стрельцы в повседневной одежде

http://photofile.ru/users/daren_sevstrage/115024356/115843245/#breadcr одежда

Добавлено (30.01.2008, 21:37)
---------------------------------------------
теперь немного истории (взято в своё время с сайта http://www.milhist.ru/ тогда он ещё работал):
Образование стрелецкого войска
Чернов А.В.
«Классическая» статья русского историка А.В. Чернова о происхождении стрельцов и их участии в Казанском и Полоцком походах. Ист: Чернов А.В. Образование стрелецкого войска // Исторические записки, Т.38. М.,1951.
Феодальная реакция в малолетство Ивана Грозного показала, что пережитки феодальной раздробленности в стране были еще сильны. боярское правление привело к антифеодальным восстаниям, крупнейшим из которых было народное восстание в Москве в 1547 г., направленное не только против бояр - правителей, но и против всего класса феодалов в целом. Чтобы укрепить политическое и экономическое положение Русского государства, необходимо было всемерно укрепить централизованную великокняжескую власть как решающее условие государственного единства. Сделать это было возможно путем решительного выкорчевывания всех пережитков феодальной раздробленности во всех отраслях государственного управления.
Эта важнейшая задача выпала на долю Ивана IV, вся жизнь которого прошла в упорной и жестокой борьбе за единство и целостность Русского государства. Правительство Ивана IV провело крупнейшие реформы в области административно-судебного управления, военного дела и проч., способствовавшие укреплению централизованного государства.
Важнейшие задачи стояли перед Русским государством и в области вешней политики, которая подчинялась той же цели укрепления Русского централизованного государства. Эти задачи состояли в завоевании Казани и Астрахани — как форпостов агрессивной политики султанской Турции — и важнейших позиций на Волге, а также в получении выхода к Балтийскому морю, необходимого для экономического развития России.
Задачи, стоявшие перед правительством в области внутренней и внешней политики, могли быть осуществлены только при наличии достаточно мощной вооруженной силы. Для создания такой силы были проведены венные реформы. Одной из крупнейших военных реформ Ивана Грозного явилось учреждение стрелецкого войска.
О времени появления стрельцов существуют разногласия в исторической литературе. Это объясняется тем, что до нас не сохранилось документальных источников об учреждении стрелецкого войска, да их, по-видимому, и не было. Поэтому некоторые исследователи вообще отказываются от установления времени появления стрельцов, ограничиваясь поминанием середины XVI в. или царствования Ивана Грозного1. Из других исследователей наиболее раннюю дату дает Брике. Связывая стрельцов с пищальниками, Брике также относит организацию стрельцов к середине XVI в., но в другом месте он приходит к заключению об одновременном появлении стрельцов с городовыми казаками, упоминаемыми впервые под 1547 г.2
Большинство историков на основании сохранившихся летописных
известий утверждает, что стрельцы появились с 1550 г3 другие указывают 1551 г., когда был совершен поход на Казань4, некоторые – даже 1555 г.5 Наконец, многие историки считают, что стрельцы появились в конце XV или начале XVI в. под именем пищальников6. Отождествляя стрельцов с пищальниками, эти авторы, таким образом, снимают вопрос об учреждении стрелецкого войска.
Мнение большинства дореволюционных авторов о существовании стрельцов с 1550 г. высказывается и в советской литературе7. Даже специальные исследования, посвященные вопросу о времени появления стрелецкого войска, остались по существу на той же точке зрения8.
Более внимательное изучение существующих источников дает возможность уточнить этот вопрос.
16 января 1547 г. Иван IV был венчан на царство. Отмечая в связи с этим положение ратных людей при новом царе, «Казанский летопи­сец», использовавший в данной части другие летописные источники сообщает: «...и еще ново прибави к ним огненных стрелцов много, к рат­ному делу гораздо изученых и глав своих не щадящих, а в нужное вре­мя отцы и матерей, и жен, и детей своих забывающи, и смерти не боящеся...»9. Тоже утверждает и А. Лызлов в своей «Скифской истории», написанной в 1697 г.: для похода на Казань Иван IV начал собирать избранное войско, «к тому же еще присовокупи пеших воинов со огнен­ною стрельбою, не бывших прежде в России, их же именова стрельцы»10.
Мы считаем эти сообщения достаточно авторитетными, чтобы утверж­дать, что стрелецкое войско было учреждено Иваном IV. Тем самым снимается вопрос о появлении стрельцов в конце XV или в начале XVI в.; можно лишь говорить о степени преемственности стрельцов от пищальников. Наконец, отмечая появление стрельцов в связи с фактом воцарения Ивана IV, «Казанский летописец» зарегистрировал, по-види­мому, факт, имевший место до 1547 г. Другие источники подтверждают эту гипотезу.
Карл Маркс указывает в своих «Хронологических выписках», что в 1545 г. «Иван IV учредил постоянную личную охрану (Leibwache), кото­рую он называл стрельцами, так как она была вооружена пищалями (огнестрельным оружием вместо луков и колчанов). Часть этой охраны он разослал в остальные войска, чтобы они служили там основным ядром»11.
Указание К. Маркса подтверждается некоторыми летописными источ­никами. В июне 1546 г. во главе Казанского царства был поставлен сторонник московского правительства — касимовский царь Шах-Али, по­сланный из Москвы 7 апреля того же года12. «Сказание о зачатии цар­ства Казанского» сообщает по этому поводу, что Шах-Али отправился в Казань в сопровождении только своего трехтысячного отряда татар, но не взял с собой «ни огненных стрелцов», ни «наряда» (артиллерии). Шах-Али сопровождали московские воеводы Д. Бельский и Д. Палецкий с тысячным отрядом (полком)13. Попытка русского правительства посадить своего кандидата в Казани оказалась неудачной. Шах-Али пробыл в Казани около месяца и был изгнан прежним ханом Сафа-Гиреем. Источники указывают, что на другой год после изгнания Шах-Али Иван IV послал на Казань своих воевод Семена Микулинского и Василия Оболенского Серебряного с многочисленной ратью, в составе которой упоминаются и «огненные стрелцы»14.
Действительно, на другой год, в декабре 1547 г., Иван IV предпри­нял поход на Казань, который окончился, как известно, неудачей. Из-за оттепели войско потеряло часть людей и пушек на Волге, и царю из-под Нижнего Новгорода пришлось возвратиться в Москву. Одновре­менно под Казань было отправлено войско, среди воевод которого действительно были и Микулинский (первый воевода передового полка) и Серебряный Оболенский (второй воевода полка правой руки)15. Что источники имеют в виду именно этот поход, подтверждается тем, что успешные действия под Казанью были проведены передовым полком под командой Микулинского16; «Сказание» дает очень лестную характе­ристику способностям и умению этого воеводы17.
Таким образом, стрельцы в 1546 и 1547 гг. уже принимали участие в боевых действиях русского войска и, следовательно, появились ранее этого времени.
В 1550 г. был образован трехтысячный отряд «выборных» стрельцов (см. ниже). Источники же этого времени показывают наличие большего числа стрельцов, т. е. существование стрельцов, кроме «выборных"
В августе 1551 г. Шах-Али в третий раз был посажен на Казанское царство; хана сопровождали в Казань 20 тысяч «служилых варвар» (татар) и 5000 «огненных стрельцов». В Казани Шах-Али стал жить "осторожно» и учредил в своем дворе стрелецкий караул, в котором участвовало днем по 1000 стрельцов, а ночью - по 3000 человек. При новом хане был оставлен воевода Иван Хабаров; у воеводского двора имелся свой караул - днем по 500, а ночью - по 1000 стрельцов. В это же время (перед въездом Шах-Али в Казань) казанская ханша Суюнбике была выслана в Москву. Эту операцию осуществил московский воевода кн. Михаил Серебряный с отрядом в 3000 «вой» и тысячу «огненных стрельцов», которые и сопровождали ханшу до Свияжска18. Почти одно­временно с описываемыми событиями, в том же 1551 г. в поход на Казань в ертаульный полк было включено 3000 стрельцов19.
Как ни приблизительны все эти цифры, они, во всяком случае; пре­вышают общее число «выборных» стрельцов. Но даже если бы эти цифры равнялись ему, то и в этом случае нельзя предположить, чтобы Иван IV, только что учредив выборных стрельцов, всех их полностью передал в распоряжение казанского хана. Кроме того, находившиеся с Шах-Али стрельцы не составляли все стрелецкое войско в Казани. В том же году бывшие в Казани воеводы Палецкий и Адашев, возвра­щаясь в Москву, дополнительно оставили у Шах-Али Ивана Черемисинова с отрядом стрельцов для связи с Москвой20.
Все приведенные факты21 подтверждают указание К. Маркса о существовании стрельцов с 1545 г., т. е. еще до венчания Ивана IV на царство. Маркс называет этих стрельцов личной охраной юного Ивана. Некоторые подробности из деятельности Ивана IV того периода под­тверждают наличие такой охраны. Известны «походы» Ивана по улицам Москвы в сопровождении отрядов вооруженных людей, его поездка в Новгород и др. Об этом же свидетельствуют и современники, подчерки­вая особую преданность стрельцов молодому царю и указывая на то обстоятельство, что в 1546 г. стрельцы упоминаются тоже в качестве охраны Шах-Али22. Кроме того, известно, что Иван IV принимал участие государственных делах еще до своего венчания на царство. Иван сам утверждал, что начал управлять государством года за два до 1547 г., т. е. с 1545 г., а в 1546 г. он выступил с войском в Коломну против татар. Уже в 1547 г. стрельцы стали боевой силой в составе русского вой-пса, принимая участие в походах на Казань. Все эти обстоятельства поясняют нам и дальнейшие мероприятия царя по организации стрелецкого войска.
В 1550 г. были образованы «выборные» стрелецкие отряды23. Так на­зываемый «Русский хронограф» довольно подробно описывает появление и организацию этих стрельцов. Под 7058 г. читаем: «учинил у себя царь... выборных стрелцов и с пищалей 3000 человек, а велел им жити в Воробьевской слободе, а головы у них учинил детей боярских...». Всего было создано шесть «статей» (отрядов) выборных стрельцов по 500 человек в каждой. «Статьи» делились на сотни, во главе с сотниками из детей боярских («а у всяких у ста человек сын боярский»), и, вероятно, нa десятки. Головами у стрельцов были назначены: в первой «статье» Григорий Желобов Пушешников, во второй — Дьяк Ржевский, в третьей — Иван Черемисинов, в четвертой — Василий Прончищев, в пятой — Федор Дурасов и в шестой — Яков Бундов. Стрельцам было назначено денежное жалованье по 4 руб. в год24.
Дата образования выборных стрельцов— 1550 г.— не случайна и за­писана летописцем совершенно правильно. Это мероприятие было частью крупной военной реформы. В том же 1550 г. Иван IV учредил «избран­ную тысячу» из дворян и детей боярских, обеспечив их поместьями под Москвой и обязав службой при дворе. «Избранная тысяча» положила начало существованию особого разряда служилых людей по «отечеству» дворянского ополчения), известных под именем «жильцов» (вызываемых из уездов на временную службу — житье при царском дворе). таким образом, в виде «тысячи» был создан отряд избранной конницы, под именем выборных стрельцов — трехтысячный отряд избранной пехоты. И те, и другие составляли личную вооруженную охрану царя, оберегавшую его дворец снаружи (стрельцы) и внутри (жильцы), выполнявшие различные поручения военного и гражданского характера, сопровождавшие царя в походах. Напомним, что Карл Маркс, считал стрельцов, прежде всего личной охраной царя, часть которой рассыла­лась и в остальные войска. В целом выборные конные и пешие отряды, созданные Иваном IV, были предшественниками русской гвардии. Выборные стрельцы положили начало существованию особых «московских» стрельцов, в отличие от городовых стрельцов.
Выборные стрельцы составляли отряды вооруженных людей, отличные в своем устройстве от существовавшей организации всего войска, основой которого являлось поместное ополчение из дворян и детей боярских. Это отличие состояло, прежде всего, в том, что стрельцы были поселены в особой слободе и обеспечены постоянным денежным жалованьем. Таким образом, стрельцы являлись постоянным войском, были всегда готовы к выполнению служебных обязанностей и по своей организации приближались к регулярному войску. Поселение в одном месте и материальная обеспеченность должны были создать из стрельцов людей более опытных в ратном деле, чем временно вызываемые на военную службу дворяне-ополченцы.
Источники не указывают, из кого были набраны стрельцы. Всего вероятнее, выборные стрельцы были действительно избраны из существовавших до этого стрельцов, что широко применялось правительством и позднее, путем выбора московских стрельцов из числа городовых. Выборные стрельцы не могли быть набраны из пищальников, так как последние привлекались на службу временно в принудительном порядке, стрельцы же всегда «прибирались» в службу добровольно. Кроме того, после событий 1546 г., когда в Коломне произошло вооруженное столкновение пищальников с дворянами, у Ивана IV не могло быть доверия к пищальникам, чтобы выбрать из них свою личную охрану.
В организации стрелецкого войска были элементы, заимствованные
из существовавшей организации всего русского войска (сотенное деление), были и черты своеобразия (сведение сотен не в полки, а в пятисотенные отряды -«статьи»). Стрелецкие «статьи», позднее приказы - приборы, составлявшие своеобразную черту в устройстве стрелецкого войска, существовали до второй половины XVII в. и никогда не были распространены на все русское войско25. Наоборот, во второй половине XVII в. стрелецкие приказы постепенно заменялись общевойсковым делением на полки и сотни (роты) и тем самым теряли своеобразие своей организации.
Первое крупное участие в боевых действиях стрельцы приняли при осаде и взятии Казани в 1552 г. Летописные источники довольно подробно и ярко характеризуют роль стрелецкого войска под Казанью. Активные действия при осаде Казани начали ертаульный, передовой и большой полки. Впереди полков в наступление шли стрельцы и пешие казаки со своими головами, атаманами и сотниками26. Под Казанью за­вязалась перестрелка, в которой стрельцы участвовали со своими пища­лями. Когда конные казанцы сделали вылазку против пеших стрельцов, царь указал воеводам ертаульного полка «пособить» стрельцам. По при­казу воеводы, стрельцы «закопалися во рвы» на берегу Булака и своим огнем отражали попытки татар делать вылазки из города27.
Второму воеводе большого полка — М. И. Воротынскому было указано всем полком сойти с коней и в пешем строю катить туры под Казань. Первый (большой) воевода большого полка — И. Ф. Мстиславский дол­жен был оставаться со своим полком на конях; в помощь ему послали из царского полка выборных голов с детьми боярскими на конях. Кон­ный полк Мстиславского с приданными ему детьми боярскими должен был охранять пеший полк Воротынского от нападения татарской кон­ницы. В помощь Воротынскому из царского же полка прислали пеших людей боярских, разделенных на сотни под началом выборных детей бо­ярских, «искусных ратному обычаю». Воротынский «наперед велел итти к городу» стрельцам во главе с головами, затем казакам с атаманами, боярским людям с головами, и туры катить на указанное место, «а сам з детми боярьскими поиде пешь за ними». Пока устанавливались туры («за 50 сажен от города»), стрельцы, казаки и боярские люди обстрели­вали город из пищалей и луков. Когда туры были установлены, то всех людей отвели к турам «и перед турами велеше стрелцом и казаком про­тив города закопатися во рвы». Бой продолжался всю ночь28.
В субботу 27 августа воеводе М. Я. Морозову царь указал при­катить к турам «наряд большой», и начался артиллерийский обстрел города. Стрельцы, находившиеся в окопах перед турами, активно содей­ствовали артиллерии, «не даваше на стенах людем быти и из ворот вылазити».
В понедельник 29 августа было решено поставить туры по берегу р. Казанки. И снова на передовую линию огня выдвинули стрельцов. Воеводы послали вперед голову Ивана Ершова со стрельцами и атама­нов с казаками, которые закопались во рвы. На обстрел из города стрельцы отвечали обстрелом из пищалей, а казаки — из луков. Тем вре­менем воеводы поставили туры в назначенном месте. То же самое было и при установке туров с Арского поля; вылазки казанцев отражали стрельцы, боярские люди и мордва. Для усиления обстрела города около туров соорудили двенадцатиметровую башню, на которую подняли ору­дия, начавшие обстрел города поверх городских стен. Активную помощь артиллерии оказывали стрельцы, день и ночь обстреливая городские стены и улицы из ручных пищалей. Источники ярко и убедительно по­казывают, насколько активен и действенен был обстрел из стрелецких пищалей29.
Кольцо осаждавших все теснее смыкалось вокруг города. К Арским воротам, под самые стены города, послали стрельцов, казаков и бояр­ских людей, которые расположились в городском рву, продолжали об­стрел города и отражали вылазки осажденных, «бьющеся вельми». Осада приближалась к развязке. После взрыва подкопа, разрушивше­го часть городских стен, началась решающая атака. По царскому указу первыми на приступ были посланы стрельцы, казаки и боярские люди. Они должны были выдержать наиболее упорное сопротивление осажденных и захватить городские стены. Стрельцам и другим пешим воинам, атакующим город, должны были помогать полковые воеводы с детьми боярскими30. Стрельцы, казаки и боярские люди засыпали ров хворо­стом и землей и двинулись на городские стены. «И тако,— добавляет летописец,— скоро взыдоша на стену великою силою, и поставиша ту щиты и бишася на стене день и нощь до взятья града»31. Участь Казани была решена.
Источники убедительно показывают, кто являлся решающей силой при взятии Казани. Это были стрельцы, казаки и боярские люди (холо­пы), т. е. пешие воины. Пехота овладела Казанью. Начиная с обложе­ния города и кончая штурмом его, впереди дворянской конницы высту­пали стрельцы и другие пешие воины. Ведущее место среди них зани­мали стрельцы, имевшие огнестрельное оружие. Окопавшись под стенами Казани и начав систематический обстрел города, стрельцы своим огнем прекратили активные действия (вылазки) осажденных. Обстрел стрельцов позволил расставить под городом орудия, во взаимодействии с огнем которых была подавлена активная оборона Казанцев внутри города. Это облегчило штурм Казани, на который были посланы стрельцы и другие пешие воины, и уже за ними, для окончательного
подавления сопротивления противника внутри города, двинулась дворянская конница.
Так характеризуют под Казанью роль стрельцов источники, которые нельзя заподозрить в какой-либо пристрастности к стрельцам.
Активное участие стрельцы приняли и в Ливонской войне. Осада и захват всех ливонских городов и замков происходили при непременном участии стрельцов. Описание осады г. Полоцка лучше всего показывает роль и значение стрелецкого войска.
31 января 1563 г. русское войско подошло к Полоцку. В тот же день Иван IV приказал своему полку устанавливать обоз («кошу»), а перед полком близ города поставил стрельцов, которые весь день охраняли царский полк. Полочане начали орудийный обстрел русских полков. Тогда царь распорядился поставить свой полковой наряд, а стрельцам окопаться на берегу р. Двины и на острове. Пушкари и стрельцы сбили с острога вражеских пушкарей и многих людей в остроге уничтожили. На другой день на остров послали еще два «прибора» (отряда) стрель­цов с головами; стрельцам было велено окопаться и начать обстрел посада. В это время в полках происходил смотр людей и конского состава и заготовка туров для осады. 4 и 5 февраля началась расстановка туров и наряда, охрану которых от возможных вылазок противника несли стрельцы, казаки и боярские люди. В эти дни стрельцы «прибо­ра» головы Ивана Голохвастова зажгли у острога башню со стороны Двины и в результате смелой атаки проникли через башню в острог. Однако царь приказал вывести стрельцов обратно, «что не умысля пошли» на острог, так как туры для осады не везде еще были постав­лены.
После безуспешных попыток противника переговорами приостановить осаду, туры были расставлены, к легким и средним орудиям присоеди­нился прибывший стенобитный наряд; под турами засели стрельцы. 9 февраля полоцкий воевода приказал зажечь в нескольких местах острог, а посадских людей из острога стали загонять в город. Стрель­цы, казаки и боярские люди ворвались в острог, и начался рукопаш­ный бой с противником. На помощь стрельцам были присланы головы с людьми из царского полка. После овладения острогом вокруг города расставили туры, а за ними большие и верховые пушки, и начали круг­лосуточный обстрел города. Расстановку туров и охрану их выполняли стрельцы и боярские люди. 13 и 14 февраля происходил жестокий обстрел города. В ночь на 15 февраля под город послали отряд стрель­цов, чтобы они зажгли городскую стену, что и было выполнено. В то же время полкам приказали готовиться к решающему штурму, но на рас­свете 15 февраля Полоцк сдался32.
Таким образом, успешный исход осады города явился результатом активных действий наряда и отрядов стрельцов, которых насчитывалось под Полоцком не менее 12 тыс. человек из общего состава войска в 60 тысяч33. Здесь мы наблюдаем такую же картину, что и под Казанью. Вся тяжесть осады, все наступательные операции на город осуществлялись пешими воинами при поддержке орудийного обстрела, а централь­ное место в составе пехоты занимали «огненные» стрельцы.
Участие стрельцов в боевых действиях русского войска середины XVI в. позволяет сделать некоторые обобщающие выводы.
В лице стрельцов впервые в России появилось постоянное пешее вой­ско. Тем самым была заполнена огромная брешь в составе всего рус­ского войска. Нужда в постоянной пехоте чувствовалась давно. Со времени образования централизованного государства войско состояло из поместного ополчения дворян и детей боярских (поместной конницы). Отсутствие пехоты правительство пыталось восполнить использованием в боевых действиях «посошной» рати. Но посошные люди, собираемые правительством по разверстке с тяглого населения, не имея опыта и навыков в ратном деле, были слабой боевой силой. В начале XVI в., в период борьбы за Смоленск, в составе войска, появились «пищаль­ники». Как показывает «разрядный и разметный» список 1545 г.34, пищальниками назывались «сборные» люди, набираемые с тяглого город­ского населения наряду с посошными людьми. От последних пищаль­ники отличались только тем, что набирались правительством специаль­но для боевых действий и были вооружены пищалями. Огнестрельным оружием пищальников должно было снабжать или само население, вы­ставлявшее на службу пищальников, или правительство («казенные» пищальники). В овладении Смоленском пищальники оказали сущест­венную помощь, но они не могли восполнить отсутствие постоянной пехо­ты. Эпизодически собираемые с тяглого населения и всецело зависевшие от него в материальном отношении, плохо владевшие огнестрельным оружием и мало дисциплинированные, пищальники были недостаточной и ненадежной боевой силой.
Одним из существенных недостатков длительной и безуспешной борь­бы с Казанью в течение всей первой половины XVI в. было отсутствие в русском войске постоянных отрядов пеших воинов. Правительство пы­талось посылать на Казань спешенную конницу, но она не могла заме­нить постоянную пехоту, тем более, что дворянская конница считала ниже своего достоинства нести ратную службу в пешем строю. Опыт борьбы за Казань показал острую необходимость в кадрах постоянной пехоты. Она была создана при Иване IV, и в этом его огромная заслуга. Стрельцы явились началом постоянного войска, которое, как указывал Ф. Энгельс, было необходимо для укрепления и усиления централизован­ной королевской власти35. Крупное военное и политическое значение по­явления стрелецкого войска отмечали и некоторые современники-иностранцы36.
Наконец, для установления военного значения стрелецкого войска важно отметить и поголовное вооружение стрельцов пищалями. Для рус­ского войска, дворянская конница которого была вооружена исключи­тельно луками и холодным оружием, появление отрядов воинов с огне­стрельным оружием имело огромное значение. Стрельцы не только имели огнестрельное оружие, но и умели владеть им. Уже под Казанью, по свидетельству очевидца, «стрельцы тацы бяху искусни и научени рат­ному делу и пищалному стрелянию, яко и малые птицы на полете уби-ваху из ручных пищалей и из луков»37. Это значит, что стрельцы специ­ально обучались ратному делу и, в частности, стрельбе из пищалей.
Поголовное вооружение стрельцов огнестрельным оружием ставило последних выше пехоты западных государств, где до XVIII в. и даже позднее часть пехоты имела только холодное оружие (пикинеры). Следовательно, в образовании пехоты, сплошь вооруженной огнестрельным оружием, Россия намного опередила Западную Европу.
Указанные выводы позволяют разрешить вопрос и о происхождении стрельцов. Еще Карамзин утверждал, что уже при Василии III брали с городов пищальников, которые были то же, что и стрельцы38. Это мнение нашло поддержку Сергеевича39, Бестужева-Рюмина40, Редигера41 а позднее - со стороны Милюкова42, Филиппова43 и др. К нему же фактически примкнул и Шпаковский — на основе неправильно понятых им источников о существовании в 1556 пищальников (фактически пушкарей)44.
Отождествлять стрельцов с пищальниками теперь нет оснований.
Пищальников можно назвать предшественниками стрельцов, и то лишь в части характера службы (рода войска) и вооружения. И те и другие были (пищальники по преимуществу) пешими воинами; и те и другие были вооружены огнестрельным оружием. Именно в этом отношении можно говорить о преемственности стрельцов от пищальников. На этом преемственность и кончается. Во всем остальном (способ комплектования, внутренняя войсковая организация, служебное и материальное положение и пр.) стрельцы ничего общего не имели с пищальниками. Постоянное стрелецкое войско по своему военному и политическому значению и своей внутренней организации стояло несравненно выше отрядов временно созываемых пищальников-ополченцев. Отсюда понятно, что стрельцы не заменили пищальников, и последних правительство продолжало эпизодически собирать с тяглого населения и после образования стрелецкого войска. Так, например, пищальники были собраны с городов для участия в Полоцком походе 1563 г.45
Военное значение стрелецкого войска трудно переоценить. В течение почти целого столетия, до образования солдатских полков в начале 30-х годов XVII в., стрельцы составляли единственное постоянное пешее войско, которое участвовало во всех войнах второй половины XVI в., а частично и в войнах XVII в. и систематически несло службу по оборо­не границ. Успехи русского оружия в войнах второй половины XVI в. были результатом боевых действий двух наиболее совершенных частей войска - стрельцов и «наряда» (артиллерии). Стрелецкое войско сыграло крупнейшую роль в военной истории Русского государства в XVI—XVII вв. и заслуживает глубокого и всестороннего изучения.


Клуб исторической реконструкции "Северный страж" г. Ивантеевка http://severniystrage.narod.ru/
 
Форум воено-исторической реконструкции клуба "Служивый" » История » Одежда и вооружение » Иллюстрации стрельцов
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018 Сделать бесплатный сайт с uCoz